Председатель Правительства Дмитрий Медведев на форуме "Открытые инновации" заявил, что кабмин направит 2 трлн руб. государственных инвестиций на развитие цифровой экономики. Не названы сроки выделения денег, но и известно, что планируется подготовить специальные кадры для работы в цифровой экономике, хотя, что именно имеется в виду под этим термином, до сих пор не до конца понятно.

 

"Такое ощущение, что цифровая экономика стала навязчивой идеей для многих из нашего правящего класса, для нашего Правительства. Чиновники из этого лепят какую-то секту нового времени, вот "цифровая экономика" придет и нас спасет – где доказательство этому, непонятно. Известно, Медведев говорил, что цифровая экономика должна быть новой национальной идеей, но как новая идеология это звучит слабо и неубедительно", – комментирует Накануне.RU политолог Сергей Михеев.

Возникает вопрос – почему председатель Правительства РФ так сильно ратует за эту самую "цифровую экономику", и что вообще он имеет в виду? Если брать "цифру" в чистом виде, то это элемент мифической теории о постиндустриальной эре, и она была очень популярна у нас в 90-е, когда разрушались заводы и производства, а взамен нам предлагалось превращать такие регионы, как Урал – "опорный край державы" – в экзотические места для туристов, вкладываться в рекламу и продавать смыслы, тиражами выпуская менеджеров по продажам вместо рабочих, и стимулируя сервис и туризм вместо наукоемких производств. Возможно, речь идет просто о переводе всего в цифровую плоскость?

Доктор экономических наук, сенатор СФ Сергей Калашников предполагает, что, возможно, Медведев имел в виду перевод бухгалтерии, статистики, учета, передачи определенных данных между структурами в формат "биг-дата"? Но этим мы уже занимаемся 20 лет, притом, что еще в СССР был проект АСУ – автоматические системы управления, и на все это было потрачено так много денег, что еще два триллиона не жалко?

"Цифровая экономика – это родовое название современных информационных систем, за которыми будущее, – поясняет Сергей Калашников в беседе с Накануне.RU. – Производство становится цифровым – это и создание искусственного интеллекта, и создание систем блокчейна, и использование "биг-дата", и, конечно, майнинг криптовалют, никуда от этого не уйдешь. То, что Правительство хочет потратить деньги в правильном направлении, может только приветствоваться. Есть только одно "но" – на сегодняшний день не создана концепция развития цифровой экономики Российской Федерации. Поэтому, если хотят вместо бумажных больничных листов сделать электронные, чем занимаются уже 15 лет и все никак не могут сделать – так здесь нужно навести порядок в самой организации".

При этом эксперт подчеркивает, что прежде, чем выделять космические суммы, нужно создать нормативную базу для этой самой "цифровой экономики". "Самый яркий пример – это криптовалюты. Разрешен майнинг или не разрешен? Какое хождение? Это смешно, но Россия не имеет ни своей биржи криптовалют, никоим образом их не институционировала, и главное, что весь мир уже так или иначе задействован в этом – даже там, где криптовалюты запрещены, например, Китай, но все равно Китай номер один по майнингу и зарабатывает на этом деньги – а мы никак не можем принять даже соответствующие законы".

"То есть производство реальных товаров на самом деле никто не отменял, – говорит политолог Сергей Михеев. – У меня такое ощущение, что свое нежелание создавать реальное производство, реконструировать и модернизировать промышленность наши власти прикрывают такими "проджектами" в сфере цифровой экономики".

Цифровая экономика, электроника не нужна в стране, если в ней не производятся обычные товары, если не отлажено сельское хозяйство, машиностроение, станкостроение – считает глава ассоциации "Росспецмаш" и основатель Московского экономического форума Константин Бабкин:

"Если не строятся машины – то куда эту электронику устанавливать, грубо говоря? Кому нужно "Сколково", если у нас даже элементарные телефоны не производят? Ученые не получают заданий от промышленности и несколько потеряны, оторваны от реальности, им нужно ставить задачи, они должны работать на проекты, а если им говорят "ну просто изобретайте инновации", при этом не ставят четких целей, где именно эти инновации должны применяться? Хотя сельхозмашиностроение давно нуждается во внедрении электроники, но это возможно, только если у сельхозмашиностроителей есть спрос, а значит, если с сельским хозяйством все хорошо, если производится молоко, свинина, яблоки – вполне реальные яблоки, а не "цифровые".

И если сегодня огромные вливания идут на развитие цифровой экономики, то значит, реальный сектор в таких государственных инвестициях уже не нуждается или его отбрасывают, как отживший свое и в эру нового постиндустриального уклада не приглашенный? Пока одни предполагают, что цифровая экономика стала фетишем для премьер-министра и президента, другие видят в этом меркантильный, антисуверенный посыл – основная часть денег может быть потрачена на закупку дорогого импортного оборудования. "То есть то, что мы не производим сами, но с удовольствием будем спонсировать технологическое производство других стран. Что значит два триллиона в цифровую экономику?" – задается вопросом Сергей Михеев.

Известный промышленник Константин Бабкин резюмирует – нужно создавать стимулы для обычной экономики – низкие налоги, дешевые кредиты, поддержка на внешнем и внутреннем рынках, тогда и все "инновации и цифровизации" будут востребованы. Сельхозмашиностроение тоже хочет попасть в "цифровую эру", говорит Бабкин – оно борется не за увеличение машин, а за их интеллектуализацию. Но если фальсифицировать статистику индустриального роста и преувеличивать значение "цифровой экономики", все инновации пойдут за рубеж, куда и утекут те самые созданные Медведевым кадры. С другой стороны, вкладывать деньги в развитие экономики – это прекрасно, даже пусть она цифровая, но только не за счет реальной.

"Чтобы перейти в постиндустриальную эру, не надо убивать свою индустрию, наоборот – надо ее развивать до высочайшего уровня. А эти деньги будут вынуты из реальной экономики – за счет этого повышаются постоянно налоги, растут цены на бензин, на электричество, на металл, этими повышениями государство высасывает деньги из обычной экономики и тратит их на какие-то капризы и фантазии, – комментирует Константин Бабкин в беседе с Накануне.RU. – Из импортных материалов и иностранной рабочей силы, используя иностранную технику, строят нам стадионы. Бесцельную цифровизацию придумали – она противоречит развитию экономики, отнимает ресурсы, отвлекает мысли общества, ставит некорректные задачи для тех, кто решает экономические проблемы".

 

Источник: Накануне.ру